Новости Черновик


сытник фото эрика

2017-10-22 08:07 12 октября суд присяжных ВС РД во главе с председательствующим Ибрагимом Ташановым Буквально с первого дня мы начали получать письма от посетителей сайта, которые увидели в




Урок литературы в школе. - Маша, ты какую книгу читала? - Я читала сказку "Курочка-ряба". - Молодец, Маша. Петя, ты какую книгу читал? - Я читал сказку "Колобок". - Молодец, Петя. Вовочка, ты какую книгу читал? - Я читал порнографическую книгу о приключениях зоофила. - Вовочка, что ты такое несешь? И что это за книга? - "Царевна-лягушка".


Много будешь знать - не дадут состариться.






В начале весны есть денек необычный, когда не охота работать привычно, когда есть желанье - была бы возможность! отбросив опасливость и осторожность, хотя бы себе, наконец, признаться, что наши женщины лучшие в мире, и долго (мысленно) извиняться за все обиды, что им причинили. Но снова молчим мы. Стесняемся вечно, мы вечно зажаты и вечно боимся что мы понимаем неправильно женщин (как Клинтон неправильно понял Левински). Ну сколько же можно! Давайте проснемся! Весна. Потеплело. На улице солнце. И главный итог двадцатого века: женщина - лучший друг человека!


Тесть с тещей, мир им, по молодости жили и работали в Монголии. Разбирая их вещи, нашел старенькую детскую книжку сказок, изданную на монгольском языке, на плохой бумаге, с какими то каракулями вместо рисунков, автор сборника Хорлоо-гуай мне неизвестен, да и как узнать, если тираж книжки всего 200! экземпляров. Но нет предела любопытству. Стал переводить подстрочник и офигел. Монголы все давно знали - про себя, про Китай, про нас, про Украину, про Обаму и Трампа. Приведу свой перевод одной из сказок. Не судите строго, переводил буквально по слогам. На вершине холма стояли и смотрели вдаль конь-дед и конь-внук. Деда, говорит внук, а кто там так смешно тащит телегу с навозом - подпрыгивает, лягается и вопит по не-нашему? О, внучек, это грустная история. Ты же знаешь, что никому никогда не удавалось нас оседлать и заставить жить в стойле. Много коней из многих разных табунов погибло за нашу общую свободу, но всегда мы были победителями. И решили наши враги напасть на нас поодиночке. Подобрались к одному табуну нашему у края степи и стали кидать печенье и рассказывать лошадям, что не лошади они, а бабочки. Что нет ничего краше их полета-прыжков, их песен-ржания, что обманывали мы их всегда и прятали от них их истинную историю бабочек. Слабый оказался табун, поверил этим сказкам. И начали они прыгать и визжать не по-нашему, отказались они от нашей славы и наших степей, стали кусать всех своих, кто не хотел скакать вместе с ними на месте. Не заметили они как оказались запряженными в чужие телеги, но так и продолжают прыгать и скакать, считая себя бабочками. Дедушка, но они же так похожи на нас. Наверное можно их вернуть назад, давай им расскажем, что они лошади. Нет внучек, поздно. Теперь они навсегда стали ослами. Лошади, которые предают свою историю всегда превращаются в ослов.